Третьяковская Галерея на тропе Джихада

Автор – М.Л. Помощник, Дворф Дворфыч

Третьяковская галерея начала активно пополнять свои фонды образцами современного искусства последних двух десятилетий. Основой коллекции стали работы молодых русских художников, новых Васнецовых и Суриковых, возвращающих в живопись дыхание традиции и большой нарратив…

Шутка. Конечно нет.

К чёрту традиции и умение рисовать. Третьяковка не первый год всеми парусами ловит глобальные тренды и уверенно держит курс влево, туда, где модный акционизм и шедевры уровня «дерьмо в банке». Однако этим коронавирусным летом «главный музей национального искусства России» решил превзойти себя, проведя масштабную выставку «Поколение XXI», на которой были представлены такие, например, феерические персонажи:

Каллима разрабатывает многосерийное повествование сродни эпосу, героями которого являются боевики-горцы, узнаваемые по таким атрибутам как бороды, кроссовки и костюмы Adidas. Изображены они в романтизированной манере.

Речь о работе художника Алексея Каллимы. Да, это официальный кураторский комментарий. Да, романтичные ваххабиты. Да, в центре Москвы.

Сам автор, известный в узкой арт-тусовке любитель волосатых вайнахов – уроженец Грозного со сложной этнической самоидентификацией. В начале девяностых юное дарование уехало из солнечной Чечни в суровую неприветливую Москву заниматься искусством. История и доктор Фрейд умалчивают, какай необычный опыт Лёша привёз с собой, но оставшиеся в горах боевики стали его манией и главным художественным интересом.

«Меня вдохновляли герои, которыми для меня были боевики, чеченцы — смелые, отчаянные парни, которые ничего не боялись.»

 В середине нулевых Каллима не то, чтобы влетел в художественную жизнь столицы с двух ног, скорее вполз на кортах. Буквально.

«Это была акция на ярмарке «Арт Москва». Мы в туалете ЦДХ переоделись в боевиков, пришли и, изображая арт-террористов, сели на корточки в круг, как это обычно делают на Кавказе.»

К слову, в тот раз Каллима высокохудожественно сидел на корточках в отличной компании. Среди выползших из туалета террористов был, например, Авдей Тер-Оганьян, в своё время эпатировавший публику тем, то рубил топором иконы. Для понимания: за несколько лет до унылых посиделок бородатых косплейщиц случились Норд-Ост и Беслан.

Косплеем категории «б» Каллима не удовлетворился, поэтому начал сладострастно фетишизировать террористов уже в живописной манере: автоматы, бороды, монобровые гурии, коврики для намаза, взболтать, но не смешивать. Во всех мыслимых позах и ракурсах, в промышленных масштабах и с маниакальным упорством. А экстремист, как говорится, всё равно ты. Несложно догадаться, что в Чечне за прошедшие годы автор не побывал ни разу, оно и понятно: наяривать на фантазии про мёртвого Джохара Дудаева, попивая соевый латте в Старбаксе, приятнее и спокойнее.

И вот, в и без того безумном 2020 году, работы этого замечательного во всех отношениях человека, Третьяковская галерея берёт в свою коллекцию с влажными пояснениями про эпос и романтику. Пацан пришёл к успеху.

В этом месте само собой возникает множество вопросов к дирекции галереи. Что ж, давайте посмотрим в её честные чёрные глаза.

Зельфира Исмаиловна Трегулова. Не спешите, покатайте во рту это музыкальное сочетание звуков. Именно на этих хрупких новиопских плечах лежит руководство Третьяковкой на протяжении последних пяти лет. Именно эта энергичная татарско-киргизская старушка неистово «осовременивает» детище Третьяковых, привносит в скучные выставочные залы бодрящий дух глобохомо и решает, что считать актуальным искусством, а что нет. Полотно с героическими исламистами – далеко не первое смелое решение, приток шедевров из говна и палок происходит на регулярной основе.

Про палки – вовсе не преувеличение. Некоторое время назад в сети завирусилась новость о том, что Третьяковская галерея приобрела в свою коллекцию арт-объект Андрея Монастырского «Ветка», который представляет собой, внезапно, ветку. Примотанную скотчем к куску фанеры. Хлам – скажет человек, неискушённый в вопросах высокого искусства. «Принципиальная для Третьяковской галереи работа» – с лукавым азиатским прищуром возразит Зельфира Трегулова. Ветка на скотче полна ускользающего смысла, ветка на скотче – это как банан на скотче, только подешевле, всего за 35 000 евро из учреждённого галереей эндаумент-фонда.

(в переводе с глобалистского это означает приблизительно «посмотри, гой, как лихо я отмываю бабло»).

Про говно, в общем-то тоже не преувеличение. Его заботливым кураторским отбором для Третьяковки занимается, например, Марат Гельман. Зуммерам помоложе и людям, далёким от около-художественных событий, напомним, что Гельман – это такой кишинёвский еврей, галерист, активно ураганивший на ниве российского арт-бизнеса в девяностые-нулевые. Человек, похожий, на ожившую нацистскую карикатуру (возможно, действительно ожившая карикатура, это тема для отдельного исследования специалистами ИиМК), выделялся суперспособностью аккумулировать вокруг себя всевозможные русофобские миазмы и регулярно вкатывался в новостную повестку со скандальными проектами типа выставки «Родина».

В 2020 популярная Жока Зельфира Исмаиловна решила, по-видимому, сделать перезапуск легендарного Боки Марата Александровича, уже, правда, запылившегося и сильно несвежего. И организовала из работ отобранных им авторов выставку «Дар Марата». По избытку пафоса в названии можно понять, насколько старушка была рада «значительному пополнению собраний и фондов».

Он лежал засыпанный нафталином где-то в Черногории, она через силу делала вид, что любит русское искусство. Они нашли друг друга. Искра, буря, понеслось контемпорари по кочкам.

Среди прочих артефактов порождённых Варпом, еврейский дедушка впарил татарской бабушке работы не только уже упомянутого Тер-Оганьяна, но и Александра Ройбурда. Фекальный художник с Украины Ройбурд (вовсе не немец, как можно было бы подумать, а вполне себе таки да) в 2014 празднично радовался сожжению русских в Одессе (горелые колорады, вот это всё) и поддерживал Майдан.

В этом карнавальном контексте Каллима со своей террористофилией становится как будто не таким уж и удивительным. В коллекцию к певцу батальона Навоз, добавился певец незалежной Ичкерии, если уж собирать покемонов-русорезов, то непременно всех. Всё чертовски естественно.

Кроме того, что мы вообще-то всё ещё говорим про Третьяковскую галерею. Под опекой бабушки Зельфиры, находятся не только выставочные площади и гойские шекели, но и собрание работ великих русских художников. Оно, кстати, заботит освобождённую женщину востока гораздо меньше, чем палки в изоленте. В 2018 году, например, случайный псих-одиночка чуть не уничтожил картину Репина, потому что на ней не оказалось защитного стекла (куда же это оно делось, и при чём тут деньги?). А буквально в августе этого года в Москве – о ужас – прошёл дождик, и экспозицию XX века залило водой по щиколотку. Разумеется, мудрая руководительница уже объяснила, что вода магическим образом залила всё, кроме картин, и вместо того, чтобы задавать лишние вопросы, нужно отсыпать ей ещё звонкой монеты, но мы-то понимаем. Если заниматься пошлым ремонтом потолков, не на что будет содержать идейных сепаратистов.

Ещё раз. Государственная Третьяковская галерея – не только одно из имиджевых мест Москвы, но и бренд мирового уровня, где-то наряду с Кремлём, Сибирью и Гагариным. Russia? Oh, Tretyakov Gallery I know!

У Государственной Третьяковской галереи миллиардные бюджеты (по поверхностным оценкам экономического факультета ИиМК директор ГТГ получает порядка 800 килорублей в месяц).

При этом на протяжении ряда лет Государственной Третьяковской галереей руководит не столько даже человек, сколько биоплатформа «торговка с Привоза» татаро-киргизо-прибалтийского производства. И дело не в том, что Зельфира Исмаиловна последовательно превращает музей в свой персональный сарай (ветки, листы фанеры, старые лыжи, дедушкин ватный халат, восемь вёдер солёной конины, уютненько в общем, хорошо сидим). Дело в том, что этот сарай чем дальше, тем больше становится приютом для биоленинистского скама всех сортов. Коллекция пополняется малюваннями украинских швайнокарасей, и «эпическими повествованиями» о чеченских боевиках, левые арт-тусовщики радуются и хвалят друг друга взасос, инсталляции крутятся, лавеха мутится. Только с потолка немного капает иногда. Простому русскому тоже, конечно, можно зайти на огонёк, посмотреть на героев газавата – искусство принадлежит народу.

Шутки шутками, но если раньше затяжной фестиваль местечковой самодеятельности посреди столицы был просто позорным, то новые ичкерийские мотивы вплотную приближают его к некоторым статьям УК РФ. Должны ли мы спокойно терпеть весь этот абсурд – вопрос риторический.

Редакции ЯПЧ удалось дозвониться до Зельфиры Исмаиловны Трегуловой вот что она нам ответила.

Предполагаемые координаты нахождения абонента мы передали в Центр Координации и Наведения ВКС России. Они пообещали ударить штурмовиками минут через 30. Летуны, спасибо вам!

Пролистать наверх
Share via
Copy link
Powered by Social Snap