ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕАКЦИЯ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

Команда ЯПЧ представляет вашему вниманию эссе победителя первого литературного конкурса Фонда Реакция

Автор — Михаил Тереньтев

«Надо подморозить Россию, чтобы она не «гнила» …»

Константин Леонтьев

Данное эссе посвящено реакционным процессам, идеям и настроениям в современной России.

«Реакционный» происходит от французского слова réactionnaire (réaction – реакция). Что означает движение к изменению существующей тенденции или состояния и возвращение к прежнему положению дел. А именно на тот момент это реставрация Бурбонов и восстановление государственного статуса католической церкви.

«Контрреволюция ни в коей мере не будет революцией наоборот, но полной проти­воположностью революции»Жозеф Де Местр

Классически, в левой публицистике слово «реакция» несет негативный оттенок, а реакционность может пониматься как стремление препятствовать всякому развитию, ведущему к разрушению старо­го порядка и формированию новых ценностных ориентиров. В то время как правые мыслители периода реставрации, такие как Шатобриан, Де Местр и Бональд, наоборот, говорили о необходимости реакции и не видели в ней ничего плохого. Однако, не одно движение в истории не называло само себя Реакцией.

Чтобы избежать путаницы, я сразу дам определение, которое считаю наиболее точным.

Политическая реакция — общественное движение за восстановление ранее уничтоженных/дискреди­тированных социально-политических установок, таких как монархия, церковь, семья и т.д.

В любом государстве реакция выступает против революции в попытке ликвидировать ее последствия и/или предотвратить будущую революцию. В случае с Россией это попытка восстановить утраченные после октябрьской революции институты, а также освободиться от либеральной модели навязанной западом в начале 90-х. годов. И в то же время замедлить или остановить распространение дегенеративных трендов, политических практик и опасных идей, что предотвратит новую революцию слившихся воедино либерализма и культурного марксизма.

Реакционным считается государство, в котором реализуется комплекс политических мер, нацеленных на восста­новление и укрепление порядка, ослабленного или измененного в результате массовых восстаний или в ходе демократических реформ. К таким государствам, как правило, относят германские государства после неудачных революций 1848-49 гг., Российскую империю в период правления Николая I, франкистскую Испанию и т.д. Таким образом, с допущениями, к реакционным государствам можно отнести и Россию после 2000, особенно после 2015 года. Тут мы видим и усиление центральной власти и церкви, и отказ от либеральных порядков, и прямая конфронтация с либеральным западом.

Генеалогически, реакция в России является прямой наследницей долгой истории русского национализма. Реакция это один из идеологических центров третьей волны русского национализма. Реакция также наследует многим философским идеям, таким как, славянофильство, консервативная революция, стоицизм, макиавеллизм, романтизм и т.д. Однако трудно оценить размер вклада тех или иных философских идей, поскольку как движение, реакция в России появилась совсем недавно.

За последние 20 лет усилился спрос на национализм, в противовес всепоглощающему глобализму, а также обозначился курс на отход от советских концепций «дружбы народов» и «многонациональности»

Порядка 52% россиян поддерживают идею «Россия для русских». Об этом говорится в посвященном толерантности исследовании «Левадацентра», опубликованном в 2016 году

Наибольших успехов реакция достигла в сфере церкви и религии. Русская Православная Церковь возвращает утраченные в двадцатом веке позиции. Произошло воссоединение РПЦ и РПЦЗ, прославление новомучеников и исповедников российских, возвращение объектов религиозного назначения Русской Православной Церкви и осуждение сергианской ереси. В России религиозность переживает стабильный процесс подъема — хотя и с некоторыми оговорками. Согласно различным социологическим опросам, от 68% до 79% жителей России причисляют себя к православным верующим.

Причем вопреки словам либералов, на такую реставрацию есть спрос. Многие церкви ломятся от прихожан на Пасху. Многие села годами ждут, чтобы у них появилась церковь и не приходилось ехать до ближайшего прихода. Это предоставляет нам широкое поле для работы как по распространению наших убеждений, так и предложений в части применения наших политических практик.

Соблюдать Великий православный пост в этом году будут 13% россиянна треть больше, чем в прошлом году (10%), следует из данных опроса ВЦИОМ

В дальнейшем реакция будет аккумулировать запрос на традиционные ценности в обществе и за счет этого усиливаться новыми сторонниками и ресурсами, что и будет порождать еще больше консервативных, традиционных, монархических настроений в обществе. Таким образом, в определенный момент времени будет достигнута реакционная акселерация, проще говоря, чем больше будет реакционеров, тем больше будет реакционеров.

По данным опроса «Левадацентра» в 2018 году, за последние 20 лет в три раза выросло количество россиян, выступающих против абортов. 35% респондентов заявили, что искусственное прерывание беременности недопустимо (в 1998 году их было всего 12%). 

 «Машина индоктринации» реакционеров направлена на самое молодое поколение – зумеров. Это молодые люди, которые ищут ответы на современные вопросы. Они пытаются найти свое место в постмодерновом, постсекулярном, глабальном и т.п, мире.

Согласно опросу “Generation Z Goes to College by Corey Seemiller and Meghan Grace”, 84% людей из поколения Z идентифицируют себя как умеренно консервативные или консервативные.

В отличие от некоторых «правых» движений на западе и в России, которые изучают левую философию для того, чтобы узнать и использовать какие-то практики, реакция отказалось от заимствования левой марксистской и либеральной оптики, поскольку это влечет за собой потерю «суверенитета знания». Поэтому, требовалось с нуля изобрести свою оптику, свою эпистимологию.

В первую очередь реакция отличается от своих предшественников, националистов второй и первой волны, нулевой толерантностью. Людей, зараженных дегенеративными западными идеями в движении быть не должно: наркоманы, либералы, марксисты, содомиты и т.д. Также в движении не должно быть людей иного вероисповедания, отличающегося от традиционно русского: мусульман, протестантов, католиков, зароастрийцев, иудеев и т.д.

Во-вторых, нет никаких дедушек, бабушек и крестных отцов реакции. Все члены движения несут одинаковую ответственность за свои слова и действия, не зависимо от места в иерархии, даты вступления в движение и прочих заслуг. Никто не заслуживает права на ошибку.

В-третьих, если участник покинул движение или его вынудили это сделать, то нельзя позволить ему вернуться. Поскольку человек, который был изгнан из движения, но ему позволили вернуться, подумает, что он может совершать какие-то действия и ему это простят.

В-четвертых, все решения, которые принимаются в движении, являются результатом коллективной работы всех участников движения. В движении действует меритократический принцип, согласно которому, наивысшее место в иерархии занимают наиболее достойные люди. Критерием достойности является результативность и активность отдельного человека. Например, если участник движения записывает свой подкаст, в то же время записывая свои заметки в телеграм канал, при этом, успевая делать мемы для своего паблика вконтакте, то в долгосрочной перспективе данный участник будет претендовать на одну из ключевых ролей в иерархии.

В глобальном смысле, стратегия реакции заключается в том, чтобы убедить власть в России в правильности хотя бы части своих идей. Как минимум закрыться от либерального запада и развивать свою культуру и свои политические практики на основе исторического опыта России.

В узком смысле, стратегия заключается в том, чтобы отобрать медийное влияние и репутацию у людей, которые претендуют на то, чтобы называть себя русскими националистами, правыми и консерваторами. То есть у либертарианцев, классических либералов, фузионистов, еразийцев, национал-либералов, консерваторов(только по названию) и т.д.

Не потому, что реакционеры хотят получить «больше власти и денег», а потому, что большинство людей, которые называют себя «правыми» на самом деле ими не являются и отбрасывают репутационную тень на движение реакции.

Способы реализации стратегии – это медийные атаки, разоблачения, вопросы на публичных мероприятиях и стримах об их порочащих связах, о их финансировании и их реальных взглядах.

После вытеснения большинства дегенератов, либералов, русофобов, приписавшихся к националистам, на политическую обочину, можно преступать к второму этапу стратегии.

А именно запуск института репутации, который был уничтожен российскими либералами за последние 30 лет. Когда важнее твое влияние, происхождение, «рукопожатность», чем твои слова и поступки.

Институт репутации — это нормы и правила, которые не позволяют человеку говорить или делать определенные вещи, считающиеся в данном обществе девиантными. В случае нарушения этих правил, человек будет отвечать своей репутацией. Например, при развитом институте репутации, нельзя просто взять и сказать, что «русские это быдло и скот», со сказавшим человеком перестанут сотрудничать, разорвут контракты, будут ругать днями и ночами. Но самое важное, что его поступок останется с ним на всю жизнь. Интернет позволяет хранить информацию n лет, это можно использовать, чтобы никто не забыл его поступка.

Реакционеры являются сторонниками плебисцитарной монархии, которая основывается на идеях Джорджо Агамбена, Карла Шмитта. В плебисцитарной монархии власть и нация находится в симбиозе. Когда нация обнаруживает проблему, которую сама не в силах устранить, тогда она должна призвать государство установить закон.

Каждый отдельный закон – это евгеническая программа, цель которой состоит в том, что отсеять людей, не способных жить по этому закону. Общество, государство, монарх должны осуждать, изгонять и наказывать.

Монарх – абстрактная фигура власти, в которую мы должны верить, поскольку это является конечным политическим итогом объединения русского народа.

В своих экономических взглядах, реакционеры исходят из убежденности в том, что капитализм будет существовать вопреки иллюзиям научных и антинаучных утопистов, пока не будет преодолен грех корыстолюбия и сребролюбия, а значит до наступления второго пришествия. Но мера и характер его влияния на жизнь общества, реальные условия и законодательные рамки его бытования меняются в истории. А это значит, что фигура монарха, сосредоточившая в своих руках абсолютную власть, может подчинить капитал государству и ослабить влияние транснациональных корпораций, которые пропагандируют дегенеративные ценности даже себе в убыток.

Мы находимся в моменте истории, когда политические системы, построенные не на историческом опыте или традиции, а на фанатичной вере в утопию, переживут свой крах. Поскольку государство, где все ветви власти сосредоточены в руках у светского культа либерализма, неизбежно коллапсирует само в себя под давлением дегенеративных тенденций. И я бы не хотел, чтобы Россия попала под власть этого культа, поскольку Россия только недавно вышла из, под власти подобного культа. Я и мои единомышленники пришли к выводу, что разрубить этот гордиев узел истории может только политическая реакция.                                      

Я хотел бы, чтобы мои православные и русские внуки увидели, как Русский Ковчег переживет этот кризис, переродиться, и понесет свет свой цивилизации ослепшим от насилия и голода европейским народам.

Пролистать наверх
Share via
Copy link
Powered by Social Snap