Уэльбек о закате Европы

Автор — Гаврило Даунницио

Краткое предисловие

У читателей ЯПЧ есть прекрасная возможность познакомиться с переводом статей Уэльбека, где тот размышляет над популярной нынче темой упадок европейской цивилизации. Этот текст, написанный в первую очередь для французов, может и для нас, русских, быть весьма полезным. Хотя наше положение ещё далеко от той ямы, в которую угодила современная Франция, мы всё же не можем позволить себе почивать на лаврах “самой европейской из всех европейских стран”, уповая на вечное русское “авось пронесёт”. Некоторые правые до сих пор ведутся на залепухи про «возрождение Европы и традиционных ценностей», «европейское братство», в то время как европейское общество начало двигаться к погибели уже давно и сегодняшний ужас – логичное завершение процесса, который длится минимум 300 лет. Европейские страны (и их правые радикалы в частности) сделали множество ошибок и у нас есть уникальная возможность их не повторить.

Я гляжу повсюду и повсюду вижу один только мрак

Я заимствую заголовок у Паскаля (Мысли, 229), потому что я пишу этот текст не для того, чтобы засвидетельствовать положительную истину или защитить какую либо точку зрения, но потому, что нынешняя ситуация не предлагает ничего, “что не вызывало бы во мне сомнений или тревоги”, как выразился Паскаль в следующем предложении.

Попросив меня высказаться о ставшем знаменитым “письме генералов”, Уилл Лойд справедливо заметил: “Что мне кажется невероятном в последовавшем скандале так это то, что так немногие поставили под сомнение основной посыл письма: Франция скоро рухнет”. Это действительно удивительно. Почему Франция? Почему же именно Франция, а не любая другая страна Европы, хотя их ситуация, если и отличается от французской, то только в худшую сторону.

Скажу сразу: я так и не нашел разгадку этой тайны (при том, что я знаю Францию, и при том, что я сам француз). Я постараюсь избегать туманных понятий, вроде “психологии народов”, хоть это и будет трудновато.

С точки зрения исламского терроризма, Франция действительно долгое время была одной из главных целей ИГИЛа (запрещенная организация на территории РФ); те считали (и не без оснований), что Франция напала на них, вмешиваясь в конфликты в Сирии и Ираке. Но то время прошло, а если брать в расчет последние десятилетия, то Испании, Англии, Бельгии и, в меньшей степени, Германии также довелось оплакивать жертв массовых терактов; в действительности сложно найти хоть одну страну в мире, избегнувшей этой участи.

Такое соучастие в мазохизме действительно удивляет.

Действительно ли преступность и насилие, связанное или не связанное с наркотиками, наносит больше урона Франции, чем другим европейским странам? Понятия не имею, но я бы удивился; будь это правдой, французские журналисты не преминули бы об этом упомянуть. Во Франции царит туманная и повсеместная атмосфера самобичевания, и каждый, кто, проживая во Франции и смотря телевизор, не мог не поразиться той одержимостью, что демонстрируют различные ведущие, журналисты, экономисты социологи и прочие эксперты. Они тратят большую часть эфира на то, чтобы проводить сравнения Франции с другими европейскими странами; и неизменно с одной целью – принизить Францию. Чаще всего достаточно упомянуть Германию, но иногда Германия не радует своими результатами. Тогда мы сравниваем себя со Скандинавией, Нидерландами, реже – с Англией. Какой бы ни была тема, всегда можно найти страну, в чем-то нас превосходящую. Такое соучастие в мазохизме действительно удивляет.

Но это мелочь. Самая главная с отрывом тема – т.к. она является не просто симптомом упадка, но самим упадком в самом что ни на есть важнейшем – это демография. Недавно политики и политические обозреватели удивились, узнав, что общий коэффициент фертильности (т.е. количество детей на женщину) упал до показателя 1,8. Такой результат бы, впрочем, вполне обрадовал страны Южной Европы: у Италии, Греции и Португалии показатель равен 1,3. Еще хуже дела обстоят в Азии – в удаленных технологических развитых уголках мира, которые так всем нравятся: 1,2 – у Сингапура и Тайваня.

Южная Корея: 1,1. Эта страна потеряет одну десятую своего населения к 2050 году; если так продолжится, у нее останется всего один шанс выжить – аннексировать Северную Корею с коэффициентом в 1,9 (и я даже почти не шучу!).

Япония, с показателем 1,4, неплохо справляется, что удивительно, учитывая, что самые смешные новости о депопуляции приходят к нам именно из Японии. Они настолько бредовые, что я даже не знаю, стоит ли их перепечатывать (но неправдоподобное часто оказывается правдой)

–Говорят, что в Японии так много стариков, что их некуда заселять, и им приходится преступать закон, просто чтобы получить кров в тюрьме.

–Говорят, что японское правительство решило пускать порнографические клипы в дневное время, чтобы пробудить половое влечение у японских пар. От секса действительно порой появляются дети.

Франция порой напоминает старых ипохондриков, не перестающих жаловаться.

По всей видимости, мы пока находимся не совсем на том же уровне, что Япония. На самом деле смакование идеи вырождения далеко не нова. Еще Жан Жак Руссо утверждал в каком-то из своих произведений (или, быть может, это был Вольтер? Мне лень проверять, оба авторы невероятно скучные – в общем, это был кто-то из них), что рано или поздно, мы “совершенно точно” будем покорены Китаем. Франция порой напоминает старых ипохондриков, не перестающих жаловаться о своем здоровье и повторять, что уж в этот раз они точно одной ногой в могиле. Обычно такое поведение вызывает саркастическое “этот еще и нас переживет, вот увидите”.

Соединенные Штаты Америки наоборот сделали из оптимизма один из своих принципов; можно поспорить, насколько это оправданно. Когда Байден заявляет, что “Америка снова готова управлять миром” (тут тоже мне лень искать точную цитату; Байден еще скучнее, чем Вольтер), я сразу перевожу это как:

–Америка в скором времени пустится в новую военную авантюру

–Её снова отделают как кусок говна

–Ей придется потратить кучу денег, в то же время усилив почти повсеместную ненависть к себе; в то же время это поможет Китаю усилить свои позиции.

Современный суицид

В действительности мы имеем дело не с “французским самоубийством”, если заимствовать название у Эрика Земмура, а, по крайней мере, с западным самоубийством, или даже “современным самоубийством”; “самоубийство” не обошло стороной и азиатские страны. Что является специфически, подлинно французским, так это осознание этого самоубийства. Но если мы согласимся на время оставить конкретный случай Франции (а на самом деле, лучше бы так и сделать), вывод очевиден: неизбежным следствием того, что называют прогрессом (на всех уровнях: экономическом, политическом, научном, технологическом), является саморазрушение.

Отказавшись от всех форм иммиграции, азиатские страны предпочли простое самоубийство, без осложнений и возмущений. Страны южной Европы находятся в той же ситуации, только вот интересно, сами ли они сделали выбор? Мигранты действительно едут в Италию, Испанию и Грецию, но только проездом, не внося никакого вклада в восстановление демографического баланса, хотя женщины этих стран зачастую очень горячи; но нет, их неудержимо влечет к самым лакомым кусочкам – к странам Северной Европы.

Для справки упомяну прогрессивную/гуманистическую/левую точку зрения: мы имеем дело не с самоубийством, а с возрождением. Этнический состав действительно меняется, но все остальное, основное, остается прежним: наша республика (кстати говоря, в Европе чаще речь идет о монархии), наша культура, наши ценности, наше “верховенство закона” и все прочее. Иногда (правда, все реже и реже) я слышу поддержку этой точки зрения.

45% процентов французов, которые в свою очередь верят в возможность гражданской войны (еще одна удивительная цифра, подчерпнутая из недавнего опроса) призваны доказать, что Франция все еще остается страной хвастунов.

Для войны нужны двое. Может, французы возьмутся за оружие, чтобы защитить свою религию? У них давно нет никакой религии, а та, что была, скорее требовала подставить горло под нож мясника. Тогда может, для защиты своей культуры, нравов, системы ценностей? Да о чем же конкретно речь? Даже если представить, что все это существует, стоит ли оно того, чтобы его защищали? Чем может заставить гордиться наша “цивилизация”? Мне кажется, что Европа находится на перепутье. Чтение Паскаля мне сильно помогает, но, как и он, я не вижу ничего, что “что не вызывало бы во мне сомнений или тревоги”




Пролистать наверх
Share via
Copy link
Powered by Social Snap