Монарх как противник аристократии

Автор — Гавейн Ланселотов

Откуда взялись монархи?

Властители, обладающие полномочиями, схожими с полномочиями монарха в привычном для нас представлении, впервые появляются в Европе в V веке нашей эры, в эпоху многократных падений Рима и окончательного уничтожения Западной Римской империи, и формирования варварских королевств. Ими преимущественно выступают военные лидеры, обладающие авторитетом у дружины (Теодорих Великий, Хлодвиг I). Их власть утверждается за счёт победы в противостоянии с родовой знатью – реликтом протогосударственных образований варваров.

Хлодвиг I

Об этом нам свидетельствует красноречивый пример из истории нашей родины: после призвания Рюрика, установления его владычества в Старой Ладоге, военная прослойка начинает играть ведущую роль на территории всей Новгородской земли. После окончательного оберетения контроля над северными землями, преемник Рюрика – Олег, обращает свой взор на центр родовой знати, её клановую крепость – Киев, которую успешно берёт в 882 г., чем создаёт основу княжеской власти на территории от Новгорода до днепровских порогов.

Каковы причины победы воинов над старейшинами?

  • Во-первых, возросшая роль войны в племенных обществах Восточной Европы,появившаяся вследствие борьбы за место под солнцем.
  • Во-вторых, отмирание родовой общины и приход ей на смену соседской.
  • В-третьих, концентрация прибавочного продукта в руках дружины.

Мы видим, как уже на начальном этапе между между двумя основными внутриполитическими силами раннесредневековых европейских государств создаются непреодолимые противоречия, с коих начинается многовековая история их противостояния.

Монарх в раннее средневековье

Если в племенных державах главенствующее положение князя едва ли серьёзно оспаривалось, ввиду невозможности консолидации сил знатных кланов, вызванной, главным образом, недостатком социальных связей, то при постепенном становлении сеньориального строя и вассалитета оно становилось всё более шатким. Уже в VIII веке у обладателей крупных сеньорий (земель с зависимыми крестьянами) собираются свои собственные военные силы, не подчиняющиеся верховному сюзерену – королю или князю. Естественно, такое положение дел даёт возможность сеньорам эффективно бороться с расширением прав и земель короны, чем они и пользуются. В любой ситуации ослабления контроля, могущественные сеньоры выдвигают требования правителям о понижении налогов, уменьшении количества собираемого ополчения с вассалов или вообще независимости. Подобные события случились в ходе распри между Карлом Великим и его братом Карломаном в 769 г, когда герцог Аквитании Гунольд поднял восстание западных аквитанцев и басков, в надежде минимизировать собственные обязательства перед франкскими королями.

Круговерть работ в сеньориях

В качестве ещё одного примера из раннего средневековья можно привести 2-ю половину X века, когда происходил закат империи Каролингов. Общему упадку способствовали Капетинги, всячески ослаблявшие узы вассалитета между своей династией и монархом, стимулировавшие других вассалов короля делать то же самое, т.к. являлись самым могущественным родом в государстве франков (Гуго Капет носил титул “герцога франков”, де-факто был вторым лицом королевства). В итоге, общими усилиями Капетингов и других знатных родов, в 986 г. удалось короновать Гуго Капета как нового короля франков. Новый сюзерен, едва взойдя на престол, тут же пожалел об упрочении анархии и усилении знати вследствие расшатывания основ королевской власти – верности вассалов и авторитета короны.

Зрелые времена феодализма

Если говорить о более зрелых временах феодализма, когда идея монархии уже выходит из зародышевого состояния на свет Божий, то необходимо, прежде всего, обратить внимание на начало 1-й четверти XI.
Уже при императоре Священной Римской Империи Конраде II (очень грамотном человеке, собравшем обширную библиотеку, что вообще было редкостью для того времени) вассалитет эволюционировал настолько, что социальная общность подвассалов (по-французски vavasseurs) окончательно оформилась как фундамент войска сеньора. Эта “молодшая дружина” — как было принято говорить на Руси — жила в достаточно стеснённых обстоятельствах и кормилась только лишь за счёт военных походов, где ей позволялось заниматься столь необходимыми реквизициями и грабежом.

Так как она всячески притеснялась своими сеньорами, единственным её защитником выступал монарх. Но и для самого верховного сюзерена поддержка малого воинского сословия была чрезвычайно полезна: с помощью огромного количества дружинников-подвассалов он мог напрямую воздействовать на крупных феодалов, составлявших ему ощутимую конкуренцию, являвшихся источником постоянной угрозы его власти. С целью помочь бедным воинам и повысить их лояльность, Конрад II в 1037 г. издаёт указ, согласно которому право на наследственное владение распространяется теперь даже на самых мелких вассалов. Стоит ли говорить, что аристократия была в ярости? Однако, она ничего не смогла поделать с решением императора: ни один солдат не обратил бы теперь оружие против своего благодетеля.

Молодая дружина в действии

Окончательная победа монарха

Закончим этот небольшой экскурс обращением к фигуре Филиппа IV Красивого – одного из наиболее самостоятельных, суверенных правителей Франции за время Средневековья.
Феодалы считали его невероятно алчным и вероломным человеком, т.к. именно Филипп ограничил права феодалов в экономической сфере, запретив им чеканить монету, увеличив их налоги короне вкупе с централизацией королевской администрации и расширением свобод горожан и городов. Этот властитель не стеснялся не возвращать феодалам займы или отбирать их владения с целью извлечения максимального дохода, что считалось совершенно безбожными деяниями, невозможными веком ранее. Филипп Красивый первый ввёл в свой совет не богатейших аристократов, а простых людей – Гийома де Ногаре, выходца из обедневшего рыцарского рода и Ангеррана де Мариньи, о происхождении которого вообще мало известно, что, очевидно, говорит об отсутствии у него родовитости.

Филипп “политик-лидер-и-борец” Красивый

Экономическая и внешнеполитическая деятельность Филиппа Красивого принесли огромную пользу Франции, форсировав её становление в качестве высокого государства. Его успех стал возможным благодаря сосредоточению власти в руках в одного законного правителя – монарха, а не её дробления по феодальному принципу между монархом и крупной земельной знатью.

Монархизм есть результат победы единовластия над многовластием, победы над аристократизмом. Основанием престола выступает вся нация в целом, а не отдельные социальные слои, какими бы богатыми они ни были. Из всего вышеизложенного мы можем сделать один вывод: монарх – почти всегда противостоит аристократии и её интересам, его власть держится не благодаря ей, но вопреки.

Пролистать наверх
Share via
Copy link
Powered by Social Snap